Скандал! Активисту ОГП стыдно за партию: Новые люди не идут к нам из-за Лебедько. Надоели одни и те же усы

Представитель Объединенной гражданской партии Дмитрий Ковалгин стал лидером по Минску среди независимых кандидатов: ему вывели самый высокий процент поддержки — 11,2%. В интервью «Белорусскому партизану» Дмитрий рассказал об обиде на партию во время избирательной кампании и своих накопившихся претензиях к бессменному лидеру ОГП Анатолию Лебедько.

Пару слов о выборах

По словам Дмитрия, ему предлагали участвовать в выборах и раньше, но он «не хотел идти статистом ради галочки».

Прошлым летом Дмитрия Ковалгина узнали местные жители во время общественных обсуждений уплотнительной застройки: люди протестовали против строительства дома для сотрудников милиции. Дмитрий возглавил протест. Кампания еще не закончена, но шансы на победу у жителей есть, отмечает активист.

Дмитрий Ковалгин уверен: при честном подсчете голосов он бы стал местным депутатом.

— Комиссия мне хотела нарисовать гораздо меньше голосов, но это им не удалось, потому что я провел серьезную работу на округе. Буду честен: закрыл 80% «Розочки». Мы с командой много общались с людьми, параллельно собирали подписи за строительство поликлиники в районе, которую уже много лет обещают построить и даже в 2015 году выделили деньги на нее. Мне помогали местные жители, сами печатали и разносили листовки и даже были наблюдателями на избирательных участках. Отмечу, что они были более мотивированными, чем наблюдатели от партии.

«Партия мне очень мало помогала»

— Официально на избирательную кампанию Анатолий Лебедько выделил нам 50 рублей. Я у него еще одолжил 150 рублей. Истратил все свои отпускные на выборы.

При этом партия жутко информационно дискредитировала меня. Например, на факте моего трудоустройства (Дмитрий официально работает грузчиком — прим.БП) я бы не очень хотел акцентировать внимание. А партийная пресс-служба ставит это фактически в заголовок или первой строкой. Я прошу убрать — и мне делают одолжение. Мое выступление на радио на партийный сайт поставили только через неделю. Были отписки в стиле наших чиновников.

— С чем это связываете?

— Я наезжаю на Лебедько. Вот и все! Делаю это внутри организации, но уже пора говорить открыто. Он угробил организацию. По крайней мере, по ви на нищебродствует. Я давно, правда, до этого только внутри партии, критикую подходы и деятельность нашего бессменного председателя.

— Как-то Андрей Дмитриев критиковал, так его исключили, Олег Корбан ушел вместе с командой…

— Сейчас ушла Анна Канопцкая, но это пока что партия не признает. ОГП потеряла депутата, которым очень гордилась. Анна не смогла сработаться. Почему? Вопрос к Лебедько, который ее продвигал пять лет: поставил на руководство минской организации… Уход Канопацкой — большой прокол Анатолия Лебедько.

На словах, может быть, есть возможность иногда высказаться против решений и шагов руководства. Но после того, как я начинаю говорить, мне сразу блокируется возможность участвовать в обсуждении планов вместе руководства. Я на должности заместителя председателя Минской городской организации, но по должности не вхожу в политсовет, я член Национального комитета, но это в принципе фейковый орган и не собирался уже около 10 лет.

Я вижу, как ужасно работает пресс-служба, в которой целых три человека! Связь с редактором только через электронную почту в 21-й веке. Приходится долго ждать, когда на сайте появится информация о моей деятельности. Пресс-секретарь ОГП стала фактически личным секретарем Лебедько и еще личный фотограф есть. В соцсетях полный провал.

— Лебедько активен в социальных сетях…

— Вот и получается ужасная ситуация: Лебедько равно партия, партия равно Лебедько. В партию никто из-за него и не идет. У него огромный негативный рейтинг и стратегических поражений. Но он держится за должность, так как ему некуда идти. Ну, не французский же язык преподавать.

Правило, когда в авторитарных режимах оппозиция является зеркальным отражением власти, абсолютно верное. 100% это касается ОГП.

— Зачем Вам партия? Можно ведь быть просто активным горожанином и не быть связанным и не влезать в конфликт с лидером.

— Идеологически мне близка. Я правоцентристских взглядов, либерал, рыночник. Других организаций такого толка у нас немного. Когда я пришел в ОГП, мне партия показалась дружным коллективом с молодыми людьми. Потом кто-то уехал, кого-то выгнали, кого-то вынудили написать заявление на выход. В офисе партии все очень печально. Деградация. Грустно.

Партия — это не один человек, там есть достаточно много прекрасных людей. То, что их водят за нос, мне стыдно и противно видеть. Показушность той же пресс-службы, которую никто не выбирал. Я могу прикинуть: она съедает более тысячи долларов в месяц. А Лебедько выделил на 40 партийных кандидатов по 50 рублей. Пресс-служба съедает больше, чем кандидаты в депутаты раз в четыре года. Это абсурдная ситуация.

— Когда следующие выборы в ОГП? Есть амбиции составить конкуренцию Анатолию Лебедько?

— Наверное летом. Амбиции есть, но я понимаю, что это пока еще не мой уровень, не хватает пока компетенций. Но поменять мнение людей, возможно, мотивировать достойного человека выдвинуться против, я обязательно попробую. В зависимости от результатов я буду решать оставаться в ОГП или не оставаться. У меня хватает предложений. А, может, останусь и буду и дальше третировать Анатолия.

Я достучался до местных жителей на своем округе, сейчас хочу достучаться до членов партии.

ОГП не может себя показать ни внешне ни внутренне. Сколько лет громким именам в партии? 85! Не идут новые люди, потому что одни и те же усы. Приходят новички, год-два они активничают в партии, но потом понимают, что перспектив роста мало и просто уходят.

Намекают Анатолию, что пора на пенсию, уже многие. И он это сам понимает. Но многие регионы от него зависят, офисы он помогает оплачивать, люди много лет отдавали свою душу и время. Я в партии уже 11 лет. Я хочу разрушить статус-кво, периодически устраиваю скандалы. И этой публичности руководство боится.
Все зеркально.

— Не первый год говорится о том, что смены лидеров в оппозиционных структурах не происходит. Ничего не меняется…

— На подведении итогов избирательной кампании я выступил с этой мыслью. Мне похлопали, люди из регионов жали руки. Минская организация — мертвая. В Минске есть Лебедько, когда-то была Канопацкая, Чигирь, Богданкевич — все VIP. Достойные люди, я не спорю. Но что они? Статью раз в месяц на сайт напишут…

Я много чего делал, закрывая глаза на несправедливость, приводил людей, работал в молодежной организации. Но как только набираешь вес — тебя сразу притормаживают. Я особо за словом в карман не лезу, поэтому периодически меня тормозят. Но это было на мелком уровне. Сейчас успокоить меня не могут.

Деньги идут не туда. Как минимум, в пресс-службе должен быть человек, который умеет видео монтировать, с мультимедийными материалами работать. Вы видели ОГП-ТВ? Стыд и позор. Приходит посол Ее величества в студию к Анатолию Владимировичу. Ты включаешь видео, а есть только звук. Через 5 минут появляется картинка. Достойно. Зачем вообще нужно было звать посла в офис, в который страшно зайти? Здесь просто свалка. Пытаюсь добиться несколько лет, чтобы навели порядок. Но сам не могу заняться, так как мне скажут: выбросил важные документы. Но люди смотрят вот на такое лицо организации. Это центральный офис партии!

— На скудное финансирование политических партий давно есть нарекания. Поэтому и организуются различные коалиции.

— А кто будет финансировать с такой эффективностью? Конечно, денег на деятельность мало. Но сколько их — никто не знает. Возможно, на кандидатов выделяли и не 50 рублей…

— Дело все-таки в «золоте партии»?

— Нет. Все упирается в непрофессионализм. Реально креативные люди выталкиваются из организации. Как только человек, даже в зачатках, может представлять потенциальную опасность, он блокируется по всем фронтам. Даже в регионах, когда появляется активный человек, гораздо лучший чем региональный руководитель, ему ставится блок. Ведь он может выдвинуться в председатели.

Я надеюсь, что на этих выборах найдется альтернатива. На самом деле, Лебедько после каждого съезда говорил, что не будет больше выдвигаться. В уставе сейчас у нас не прописано количество сроков для одного человека.

Здоровой конкуренции в партии давно нет. Провоцируются конфликты через людей. Принцип разделяй и властвуй Лебедько освоил прекрасно. Люди сталкиваются лбами, пока они воюют где-то в Брестской области — все хорошо у Лебедько, никто не представляет конкуренции. А потом оказывается, что они довоевались до того, что вообще никого в Брестской области не осталось. Такая ситуация фактически по всей стране.

Анна Красулина, Борис Немцов, Анатолий Лебедько, Дмитрий Ковалгин

— А как же общая пассивность белорусов? Может, дело в этом?

— Да, это присутствует. Но деятельность руководства партии на провоцирование конфликтов, безусловно, повлияла на ослабление региональных организаций.

— Расскажите об Объединенной гражданской партии как о партии вашей мечты.

— Это должен быть институт, в который приходят люди, чтобы разобраться, какой они хотят видеть Беларусь. Люди получают опыт политической борьбы, обучение и применяют это на практике. Сегодня это полуподпольная борьба, близкая к дисиденству. А в будущей Беларуси, я думаю, наши взгляды могут быть главенствующими в парламенте. Хотя есть и ЛДП с милицией во главе… Но первыми будут социал-демократы, поэтому их на столько частей и раздербанили. Такая грамада, такая.

— Не боитесь, что вас однопартийцы обвинят в том, что вы хотите развалить ОГП?

— Рейдерский захват — вот такая у нас терминология есть. Очень часто используется. Но, похоже другим образом сменить власть в партии нельзя. А я хочу достучаться до людей. Хочу, чтобы мое мнение услышали не только члены ОГП. Мне жалко организацию, на которую я столько лет потратил.

Соня Александрова, «Белорусский партизан»